23.05.2017 07:58 | Попередня версія sprotiv.org | Наша кнопка | Read sprotiv.org in English | Зробіть Ваш внесок | Розміщення реклами | Зробити стартовою

92% преступлений против украинских журналистов остаются безнаказанными. Расследование

utiski-svoboda-slova1

92% преступлений против работников СМИ остаются безнаканными. Лишь каждое 12-е дело о нападениях на журналистов и препятствовании работы СМИ доходит до суда. А подсудимые, как правило, даже после побоев и порчи дорогостоящей техники отделываются штрафами в 20-50 долларов.

Ничто так красноречиво не иллюстрирует безнаказанность за нападения на журналистов в Украине, как цифры статистики. Как часто нападают на представителей СМИ и препятствуют их работе? По скольким эпизодам возбуждались уголовные дела? Сколько таких дел дошло до суда? И главное — кто из нападавших понес реальное наказание? Эти цифры могут свидетельствовать о реальной ситуации лучше, чем всякие лозунги и слова возмущения. Может потому они в Украине никогда и не систематизировались.

В партнерстве с Национальным союзом журналистов Украины и Международной федерацией журналистов, «Українські Новини» попытались систематизировать хотя бы часть этих данных и обратились с информационными запросами в органы МВД, прокуратуры, СБУ и суды. Именно эти ведомства обязаны находить и наказывать преступников, которые угрожают журналистам и препятствуют профессиональной деятельности.

А это — не наша сфера

У кого спросить, почему резонансные преступления против журналистов остаются без наказания? Оказалось, что полной картины по расследованиям и судебным рассмотрениям преступлений против журналистов нет ни в одном ведомстве.

Отчасти, это обусловлено изменениями в законодательстве, которые передавали полномочия между ведомствами и вводили новые статьи в Уголовный кодекс.

Исторически, специализированной статьей для СМИ считается статья 171 Уголовного кодекса «Препятствование законной профессиональной деятельности журналистов». Она состоит из трех частей. Под первую подпадают отказ в предоставлении информации, запрет освещения отдельных тем, изъятие материалов и техники, а также препятствование выполнению журналистом своих обязанностей. Вторая касается запугиваний либо преследований журналиста. Третья относится к госслужащим при исполнении обязанностей, а также участникам групп, которые по предварительному сговору препятствуют работе журналиста (например, «титушки», задерживающие оператора).

По каждой из них предусмотрена своя ответственность как в виде штрафов (потолок по части 1 — 750 грн, по части 3 — 7500 грн), так и возможности лишения воли на срок до пяти лет.

Правда, как показывает практика, части 2 и 3 существуют здесь сугубо номинально. В 2015 и 2016 годах все (!) дошедшие до судов дела квалифицировались прокуратурой и рассматривались судами исключительно по части 1 статьи 175. Даже те, где журналистов догоняли на улице, били битой, либо нападали на оператора организованной группой «бойцов» во время митинга.

В мае 2015 года в Уголовном кодексе появились еще четыре «специализированных журналистских» статьи. Которые, по логике, должны были усилить ответственность за препятствование их работы.

В статье 345-1 «Угроза или насилие относительно журналиста» речь уже идет об угрозах насилием, убийством, побоях и телесных повреждениях во время исполнения обязанностей, а также нападениях на его родственников с целью препятствования журналистской работе. И сроки тут уже более серьезные — от двух лет исправительных работ до 12 лет тюремного заключения.

Появились также статьи 347-1 «Умышленное уничтожение либо повреждение имущества журналиста», 348-1 «Посягательство на жизнь журналиста» и 349-1 «Захват журналиста заложником».

Казалось бы, журналисты защищены от большинства понетциальных угроз в своей работе. На практике же пока все эти новации носят скорее декларативный характер. Так, три последних статьи пока еще ни разу (!) не использовались украинскими судами.

Нет и единого учета по преступлениям подобного характера. Так, подразделения МВД имеют статистику расследований по статье 171 до ноября 2012 года. «Распорядителем запрошенной информации с 20.11.2012 года является Генеральная прокуратура Украины», — говорится в ответе Национальной полиции Украины.

А вот в Генеральной прокуратуре сообщают, что как раз с 20.11.2012 года осуществление досудебного расследования уголовных правонарушений по статье 171 отнесено к подследственности органов внутренних дел (Национальной полиции).

Правда, необходимую нам статистику находят в отчетности по форме №1 «Единый отчет о криминальных правонарушениях». И предоставляют ее в ответ на информационный запрос. Но только за период с 1 января 2013 года. Конец 2012 года вообще оказывается никем не учтенным. «Не представляется возможным предоставить запрашиваемые сведения за период с 20.11.2012 по 31.12.2012, в связи с введением официальной отчетности с 01.01.2013», — говорится в ответе прокуратуры.

А вот о результатах рассмотрения этих дел в судах информацию может предоставить Государственная судебная администрация. Так как в органах прокуратуры такой учет не ведется.

А вот в Государственной судебной администрации располагают данными только за 2015—2016 годы. По предыдущим годам предоставить информацию ГСА «не имеет возможности, поскольку такая информация в отчетности судов отдельно не выделяется».

При этом, в ГСА уточняют, что приведенные цифры не отражают полную картину, поскольку в серьезных делах (например, покушения на журналистов) суд использует более серьезные статьи УК.

До суда доходит лишь каждый 12-й

Итак, по данным Нацполиции, за 5 лет с 2005 по 2009 годы было возбуждено 14 уголовных дел по статье 171 УК Украины. По 9 уголовным делам за это же время было завершено расследование. Сколько же дел было передано в суд — в Нацполиции данные отсутствуют, поскольку отчетность этого не предусматривала.

Активнее начали пользоваться этой статьей с 2010 года. Когда за год было возбуждено 9 дел, по 8 — завершено следствие и 8 же дел передано в суд. В 2011 году возбуждено 3 дела и по 5 завершено расследование. А в 2012 — 4 дела возбуждено и 4 передано в суд.

Всего за три года, по данным Нацполиции, в суд было передано 17 дел, из них 9 — в 2011—2012 годах.

Правда, за два последних года статистика разнится с данными Генеральной прокуратуры. В форме №1-СЛ «Отчет о работе органов досудебного расследования» за 2011—2012 годы значатся 7 дошедших до суда уголовных дел по статье 171 УК. Одну из них — с ходатайством об освобождении подсудимого от уголовной ответственности.

Наиболее же популярной статья 171 стала с 2013 года. По данным Генеральной прокуратуры Украины, за 2013—январь 2017 года было зарегистрировано 645 уголовных производств по этой статье. Из них 326 (50,6%) были закрыты уже на стадии следствия. И лишь 46 дел (7,1%) попали в суды. Остальные — а это 42% всех дел — так и находятся в стадии следствия. Их и не закрывают, и не направляют в суды.

Таким образом, 92% преступлений против журналистов остаются безнаказанными при молчаливом согласии правоохранительной системы, судом и власти.

Еще одна любопытная тенденция — после трагических событий во время Евромайдана количество уголовных дел за препятствование работе журналистов не снижается. Если после «горячих» 2013 и 2014 годов, когда было зарегистрировано 182 и 152 таких дела, в 2015 году этот показатель упал до 120. То уже в 2016 году снова вырос до 176, а только за один месяц январь 2017 года зарегистрировано еще 15 таких дел.

А вот новые статьи УК, появившиеся в 2015 году, остаются маловостребованными. Всего по ним было возбуждено 64 уголовных дела, из которых 9 закрыто и 8 передано в суды. В 54 случаях речь шла об угрозах либо насилии в отношении журналистов. Еще в 9 — об умышленном уничтожении техники и имущества журналистов, но пока ни одно из них не попало в суд. Наконец, в 2016 году было возбуждено уголовное дело за посягательство на жизнь журналиста, но в том же году закрыто на стадии следствия.

Отдельную информацию предоставила Служба безопасности Украины. За 2005—2017 годы украинская спецслужба расследовала 4 уголовных дела по статье 171. Одно из них закрыто, еще по трем — продолжается следствие.

Побить журналиста – дешевле, чем судиться

Вам кажется, что в суды попадает ничтожно малая часть дел? Значит вы еще не видели сами судебные решения!

В 2015 году судами было принято 3 решения по делам, квалифицированным по статье 171. В 2016 году — еще четыре решения.

Особняком стоят дела по статье 345-1 «Угроза или насилие относительно журналиста». По данным ГСА, в 2015 году было принято обвинительное решение по части 2 этой статьи, предусматривающей заключение до 5 лет, а в 2016 году — по части 3, предусматривающей срок от 5 до 12 лет.

Вот только, оба этих решения отсутствуют в открытом Реестре судебных решений. По первому вообще не находится ни каких зацепок. А вот по второму — только длительный бек. Промежуточные решения о принудительном приводе подозреваемого, избрании меры пресечения, отклонения жалоб адвокатов. Всего — 8 судебных предписаний. Последнее: «Назначить рассмотрение дела по сути на 15:00 28 декабря 2016 года». И все! Дальше — провал. Само судебное решение в Реестр так и не было включено.

Зато можно легко найти решения по статье 171. Если точнее — по части 1 этой статьи. Вот только несколько примеров.

2014 год. Галицкий районный суд Львова, дело № 461/11113/13-к. Журналист и оператор «Савик Шустер Студио» во Львове снимали сюжет о махинациях со сбором пожертвований. В ходе сюжета женщина (ранее пострадавшая от аферистов многодетная мать) ходила по площади Рынок с коробкой для пожертвований, пытаясь выяснить реальную сумму сборов волонтеров. Подошла к двум парням. Но те заметили, что их снимает оператор. Несмотря на то, что и журналист и оператор представились, начали закрывать руками объектив, требовать удалить видео. Потом начали выкручивать руки корреспонденту. Один из фигурантов забрал у журналиста редакционное удостоверение и выбросил в урну. Второй начал выламывать микрофон камеры. Угомонить их смог лишь прибывший наряд милиции.

Дело было классифицировано по ч.1 ст 171. В суде подсудимые заявили, что не препятствовали деятельности журналистов, а лишь высказывали требование удалить видео с их участием. Раскаялись и просят освободить от уголовной ответственности. Обоих оштрафовали на 850 грн.

Позднее Апелляционный суд отменил это решение. А Галицкий районный суд вернул им уже уплаченный штраф. Прокурор на суде даже не возразил.

2015 год. Звенигородский районный суд Черкасской области, дело №694/592/15-к.

В декабре 2014 года в местной газете «Шевченковский край» был опубликован материал о волонтерах, который затрагивал интересы подсудимого — безработного, занимающегося волонтерством. Как выяснил суд, подсудимый сначала позвонил на мобильный телефон главного редактора, который находился у себя в кабинете, начал запугивать, угрожать расправой с использованием нецензурной брани. Потом заявил, что заставит редактора ежедневно приходить к нему в «Самооборону Звенигородщины» согласовывать все материалы. Не получив желаемого ответа, «самооборонец» взял с собой «деревянный брус» по классификации суда (скорее всего — бита) и пошел в редакцию. Зашел в кабинет редактора и дважды ударил его по плечу и по затылку «деревянным брусом», после чего развернулся и ушел.

Вину не признал. Сказал что только звонил, просил исправить материал. А редактор, якобы, грозил ему главой Звенигородской РГА. Однако свидетели в суде подтвердили и факт угроз и факт избиения. О том же говорили протоколы МВД.

Суд присудил дебоширу – волонтеру штраф по ч.1ст171 в размере 680 грн и по ч.1ст.125 в размере 510 грн. Потом посчитав, что два штрафа сразу – много, выбрал более высокий и предписал оштрафовать на 680 грн.

Мы также подняли все четыре судебных решения за 2016 год. Они оказались еще более яркими, чем предыдущие.

Так, в октябре 2015 года случился пожар в оздоровительном комплексе «Волна» города Житомир. Через час на место прибыла фотокорреспондент «Житомир.today». Публично демонстрируя удостоверение начала съемку территории, доступ на которую ранее не возбранялся. В это время из здания выскочила хозяйка комплекса. По данным суда, с матами начала вырывать у журналистки фотокамеру. Потом схватила ее за волосы и начала трепать. Журналистке удалось уйти.

Через несколько минут сюда же приехала съемочная группа «Житомир.info». Представились охраннику. Начали делать репортаж с радиомикрофоном. Выскочила та же хозяйка. Сначала начала приказывать охраннику, чтобы тот забрал камеру и избил журналистов. Охранник отказался. Тогда напала сама, вырвала из рук микрофон, сломала микрофон-удочку, схватила за шарф оператора и начала душить. Когда съемочной группе удалось «отбиться», хозяйка комплекса с микрофоном и поломанной удочкой ушла в здание.

Еще через несколько минут возле комплекса появилась съемочная группа телеканала «СК-1». Начали общаться с группой «Житомир.info». И снова на сцену вышла хозяйка. Начала бить оператора по лицу и телу и хватать за одежду. Журналистка сделала ей замечание и начала снимать на мобильный телефон, после чего бизнес-вумен подскочила к ней и начала пытаться забрать телефон. Так и не забрав телефон, вернулась к оператору и для острастки оторвала ему ворот пальто.

Угадайте, как все это действо квалифицировала прокуратура? Как ч.1ст171 (препятствование деятельности) и ч.1 ст.347-1 (умышленное уничтожение имущества).

В суде хозяйка комплекса так и не признала вину. Заявила, что она и так пострадала от пожара. А журналисты пытались снимать на «частной территории».

Богунский районный суд Житомира (дело №295/1778/16-к) не принял во внимание ее слова. И «наказал» по максимуму, предусмотренному этой статьей. По ст171 присудили 50 необлагаемых минимумов, по ст347 — 55 необлагаемых минимумов. Суммарно вышло 100 минимумов, или 1700 грн штрафа.

По той же части 1 ст 171 рассматривал дело участвовавшего в групповом нападении на журналиста Рубежанский городской суд Луганской области (дело №425/1466/16-к). Как выяснилось в ходе суда, 21 апреля 2014 года в городе Рубежном штатный редактор ТРК «Ирта» на служебную видеокамеру «Панасоник» вел видеосъемку митинга «За единую Украину». В это время ученик Лисичанского горно-промышленного лицея по сговору с группой лиц (остальные — неустановленные, он их так и не назвал, судя по всему — охрана митинга, так называемые «титушки») матом начал требовать прекратить съемку. Пострадавший представился как журналист, показал удостоверение. Но группа лиц потребовала отдать видеокамеру, стереть видео и уехать из Рубежного. Когда же журналист отказался выполнить их требования, лицеист нанес ему удар кулаком по спине и два удара кулаком по затылку. Напоследок, «титушки» выхватили камеру.

В суде «лицеист» покаялся. А следствие не нашло у пострадавшего серьезных телесных повреждений. Побои исключили из обвинения. И приписали нападавшему штраф в 1360 грн.

А вот дело №490/11255/15 — к, которое рассматривал Центральный районный суд Николаева. Журналист «Украинской Медиа Группы» получил редакционное задание снять подпольное игорное заведение. И нашел такое заведение в помещении, работавшем под вывеской «интернет-клуб». Но когда он начал съемку, на него набросилась администраторша (как позже указывал суд «мать несовершеннолетнего ребенка, с высшим образованием»). Сначала она пыталась прямо в зале вырвать у журналиста фотокамеру и удостоверение, и «наносить ему удары». Потом догнала на улице, ударила рукой и ногой. По мнению следствия, пострадавший «ощутил боль но не получил телесных повреждений». Все та же 171 ч.1.

За 10 дней до суда (8.02.2016 года) стороны заключили Соглашение о примирении. Суд его утвердил. Прокурор поддержал. В итоге — штраф 850 грн. Было ли при этом закрыто подпольное игорное заведение, в решении суда не указывается.

Понять логику прокуроров и судей в данном случае сложно. Нападение в группе по предварительному сговору лиц — это уже часть 3 статьи 171 и далеко не штраф, нанесение побоев, тем более нескольким съемочным группам в течении одного часа тоже сложно назвать запугиванием. Но, видимо отечественной Фемиде так проще. «Журналистские» статьи УК — всегда лишняя головная боль. И проще всего побыстрее их спустить вот так, на галопом, по минимальной таксе.

Только вот такая очевидная безнаказанность рождает еще большую безнаказанность. Когда нападающий на журналиста точно знает — отделается минимальным штрафом. Так, вскоре может родиться своеобразное «украинское сафари» с фиксированными ставками: потрепать за волосы журналистку — 50 долларов, пройтись битой по редактору — 30 долларов, покошмарить в группе «титушек» оператора — 45 долларов. Это даже дешевле, чем подать судебный иск на редакцию: судеюный сбор составит 3200 грн. Главное, делать все это с «искренним раскаянием».

Глядишь, и туристы подтянутся на такую украинскую экзотику. А что поделаешь, когда других наказаний для нападающих на журналистов в Украине пока не придумали!

Александр Хорольский, Денис Иванеско, Национальное бюро расследований Украины

Коментарі

коментарів

Дата публікації: 2-03-2017 21:33 | Кількість переглядів 96730 переглядів

Подiлитись посиланням:




Все про: , , , , , , ,

Читайте по темі

Закрити
Вам подобається Спротив? Приєднуйтеся до нас!

Facebook

Вконтакте

Twitter

Youtube

статистика Rambler's Top100
bigmir)net TOP 100 Новини громадського спротиву штучній девальваціщ гривні