18.06.2024 10:47 | Попередня версія sprotiv.org | Наша кнопка | Read sprotiv.org in English | Зробіть Ваш внесок | Розміщення реклами | Зробити стартовою

#Бахмут. Зради зрадної вам в стрічку... Розслідування

И сниться мне сон, что я неожиданно попадаю в самый известный сейчас в Украине Город-мясорубку, Город-ад, Город нашСталинград и нашВерден.
И уже на пути к нему во сне за три часа дороги я вижу почти полтора десятка, движущихся навстречу аккуратных белых машин с надписью на лобовом стекле «Груз 200». И понимаю, что наши потери в моем сне действительно значительны. Бо в каждой машине точно находятся не один и не два погибших.
Сам Город же выглядит совершенно по другому, чем в моем представлении о нем, потому что во сне он практически цел и выглядит намного менее разрушенным , чем многие Города и Села из других моих военных снов.
Здесь много покоцаных осколками деревьев, попадаются воронки в асфальте, видны разрушенные здания, но в 90 процентов зданий не выбиты даже все стекла. А в некоторых, особенно на западных окраинах, они практически целы. И это понятно, — в момент начала моего сна основные бои еще идут или в прилегающем вплотную к городу селе на юге или в промышленной зоне на востоке, где и гремят основный взрывы В сам же Городе прилеты случаются относительно нечасто и чаще всего как ответ на работу нашей артиллерии из городских кварталов. И он живет достаточно активной жизнью, — здесь постоянное движение военных, волонтерских и даже гражданских машин, здесь ездит такси и можно встретить маршрутку, которая каждый день прибывает из Днепропетровска, здесь работают некоторые продуктовые магазины и небольшой рынок. Здесь даже регулярно убирают мусор . И тут довольно много местных, которых можно постоянно увидеть на улице. И именно они, ждущие часами в очереди за гуманитаркой или что бы набрать воды из колодца, шагающие по улице или едущие на велосипеде, убирающие мусор и ищущие дрова для печки среди покоцаных осколками деревьев, выглядят куда более героичнее, чем некоторые наши вояки в полной экипировке с перепуганными лицами фоткающиеся возле самолета или местного автовокзала, куда прилеты бывают разве раз в несколько дней. И еще гораздо героичнее всяких там бывших и нынешних президентов, бывших глав администраций, нынешних меров, приехавших на пару часов в Город попиарится, в места, где прилеты случаются не чаще чем раз в месяц.
Впрочем, в моем сне этот не главное и мой сон совершенно не об этом. Главное начинается на следующий день когда я во сне попадаю в расположение штаба одной из бригад, которую завели на позиции в Южной части города пару дней назад. И, вдруг, оказывается, что хотя идет второй или третий день их пребывания здесь, командиры из этой бригады до сих пор не знают ни характера местности, где идут бои, ни какой они интенсивности, ни кто у них из наших справа и слева, ни внятного плана обороны. Из-за чего уже в первый же день в их подразделении больше 2 десятков убитых и раненых и сданная позиция, позволившая врагу охватить их зону обороны еще и с третьей стороны. И теперь эти командиры, с важным видом генералиссимусов (один из них при этом еще и явно пьян) изобретают гениальный план, как попытаться заложить взрывчатку и сложить три пятиэтажки, а самим отступить на позиции уже в черте города. Но после пояснения наших пацанов, облазивших там на пузе все позиции, что там такая интенсивность боевых действий, что даже с обычным БК пробраться трудно, не говоря о том, что бы перенести несколько сот килограмм взрывчатки, меняют план и решают перед отступлением эти пятиэтажки заминировать.
А, опять таки, на предложение наших пацанов сделать ночью совместную доразведку, что бы понять, не вышли ли враг уже к ним с 3 стороны, после чего он будет иметь огненный контроль над нашими путями снабжения и позиции удерживать будет намного труднее, свысока отказываются.
Но ни заминировать ни отступить их подразделение не успевает, бо на следующее утро враг буквально за три часа (в том числе и и з за того, что зашел таки с 3 стороны) выбивает их с данных позиций и наши экстренно отступают, бросая по дороге убитых и раненых После чего на план отступления все забивают и начинаются штурмовые действия в результате чего наши потери еще больше возрастают.
При этом враг даже не пытается удерживать занятые ранее позиции. Он предпочитает работать артиллерией и бережет своих людей так что возвращается в здание, где есть мощный подвал и вести бои максимально удобно. После чего наши опять оказываются в полуокружении, с контролируемыми врагом высотками. И их 11 дней просто перемалываются в этом полуокружении. После чего это подразделение из-за огромных потерь выводят из Города, а враг, используя очередной нашу ротацию, уже спокойно дозачищает этот район и закрепляется на окраине города. А когда один мой знакомый по сну чуть позже встречается с остатками этого подразделения , ему сообщают, что из заведенных в город 400 человек через 2 недели целыми осталось 27 человек, а остальные либо убиты, либо ранены, либо пропали без вести (и даже если эти данные преувеличены раза в два(как часто бывает в подобных случаях) потери все равно катастрофические).
В этот же день во сне, мы идем знакомиться с комбатом столичной теробороны, чье подразделение прикрывает восточную часть города. Комбат в отличии от командиров предыдущей бригады производит вполне вменяемое впечатление, его батальон перед полным выдвижением в Город был поротно обкатан тут и теперь достаточно уверенно держит оборону. К тому же батальон достаточно запакован как оружием, так и техническими средствами. Но то что творится рядом вне зоны его ответственности комбат тоже не знает. Он не имеет ни контактов ни малейшего представления какие подразделения стоят рядом и даже есть ли они там вообще. Он рассказывает, что несколько дней назад одно из здешних подразделений просто оставило свои позиции без предупреждение из-за чего соседнее к нему понесло большие потери и тоже отошло назад. Но налаживать контакты, комбат даже не собирается, бо по его словам, каждая такая попытка заканчивалась лишь усилением обстрелов его позиций. Так что его волнует исключительно его участок обороны в 1.2 км и вообще не волнует. что происходит вокруг Еще он рассказывает о приданных к нему, как к самому упакованному оружием, нескольких подразделениях другой бригады, бойцы которых к данному моменту уже настолько деморализованы и перепуганы, что даже под охраной 4 ССО-ков, без которых они вообще боятся выходить за забор не могут уже несколько дней вырыть окопы и перекрыть 120 метров на передке. И в итоге, даже с ССО-ками, потом они умудряются вырыть их не там где надо, а возле самого забора.
Ну и еще чуть позже во сне я разговариваю с разведчиками из еще одной бригады, которые на мой вопрос если среди них контрактники, отвечают, что среди них нет не то что контрактников, но даже людей с опытом АТО. А все они обычные мобилизованные, — учителя, рабочие, менеджеры и имеют довольно туманное представление, что такое разведка...
И хотя я давно привык в своих снах, что попав почти на любое новое место на этой войне, и зимой, и весной, и осенью, и уже новой зимой, рискую увидеть что то подобное, но в очередной раз все равно охреневаю и вечером во сне делюсь своими впечатлениями уже с бойцом нашего подразделения, который имеет за плечами несколько воен (и не только наши) и в Городе уже несколько недель. И задаю ему риторический вопрос, как так получилось, что на 11 месяце войны у нас продолжает царить такой беспорядок, раскоординированность и существуют командиры, которым по фиг на то что твориться по сторонам и на поле боя из за чего наши потери возрастают многократно? И он отвечает, что сам охреневает от того, что здесь происходи и в свою очередь рассказывает о том, что чаще всего боится быть застреленным своими, а не врагом, бо координация действий здесь настолько паршивая, что в один из ночных выходов на просьбу передать что идут свои, им предложили, говорить погромче, чтобы их приняли за своих( и это в нескольких сотнях метров от врага) , что в городе есть один отряд, который вообще никого не допускает в свое расположение, что его знакомый капитан, воюющий чуть южнее города, каждый раз при прибытие малообученного и не обстрелянного пополнения просит начальство хотя бы пару недель что бы подучить новобранцев, но начальство требует сразу кидать их на самые опасные позиции из-за чего потери повышаются в несколько раз, что обычные бойцы здесь боятся, без поддержки нашего подразделения проявить любую инициативу, что ему часто кажется. что это мы ( по крайней мере на этом участке) бросаем неподготовленных бойцов как мясо, а враг наоборот действует более грамотно и бережет своих людей. И еще об многом другом, столь же непонятном и нелицеприятном.
И от этих слов мне хочется проснуться и оказаться в настоящей реальности. В реальности где все поля завалены трупами врагов, хотя в моем сне такие же поля трупов захоронены на наших кладбищах, а те кого считают пропавшими без вести в многочисленных полосах и оврагах. Где существует героический и умный новый Черчиль, хотя во сне это недалекий и самовлюбленный человечек, который полностью проспал начало войны и окружил себя ворами, мародерами и подонками, которые во время войны начали воровать даже на волонтерке и яйцах и картошке для солдат. Где из главнокомандующего лепят Железного генерала и спасителя страны, хотя во сне это обычный мясник совковой закалки, затыкающий дыры в обороне превосходящими людскими резервами, и не имеющий ни малейшего представления о современной войне. Где мы все время побеждаем и наши воины умелые и смелые, а враг все время проигрывает и совершенно глупый и не умеет воевать, хотя во сне часто все ровно наоборот. Где стебутся над насильственной мобилизацией чмобиков, которых заставляют воевать., хотя во сне у нас уже людей хватают просто по улицах и дают повестки безруким и слепым. В реальность где мы скоро победим и захватим столицу врага, хотя я не встречал во сне ни одного внятного человека, который верит в быструю победу, если не случиться чуда.
Но я не просыпаюсь и сон мой продолжается. И в нем на следующий день к нам прибывает подразделение, подобное нашему. И в этот момент мое настроение в моем сне подымается, бо я узнаю, что в него входят крутые, отчаянные и мотивированные пацаны, участвующих в множестве боев и операций этой войны, — защите Киева, боях на Харьковщине, обороне Северодонецка, попытках захвата Энергодара. Но, вдруг, оказывается, что их статус сейчас совершенно не определен. Формально они числятся в теробороне и даже имеют какие то документы, но денег не получают, с командованием связи не имеют почти 2 месяца и существуют как бы сами по себе. И вот они уже больше недели пытаются куда то пристроиться, что бы воевать, но все их отфутболивают, бо у них не хватает своего оружия и давать им просто так его никто не собирается. И что теперь делать они особо не представляют. И от этого очередного абсурда настроение во сне падает. В итоге во сне мы сводим их с командиром теробороны, который выдает им необходимое оружие, бо понимает, что каждый человек вскоре ему не будет лишним и они наконец начинают воевать.
Чуть позже или раньше (к этому моменту, как чаще всего бывает в снах про войну, дни сливаются в один мало различимый по датам период,, в котором события сливаются в одно вне зависимости от дат) в моем сне к нам заскакивают и ССО-ки. У этих, кроме крутости, все в порядке и с документами и с оружием и они вполне могли бы помочь значительно усилить оборону Города, что тоже внушает во сне оптимизм, но опять таки, оказывается что, главная цель их прибытия в Город, похоже, не в этом. А в том, что бы пробовать зачем то вытащить, погибших парой недель раньше возле занятой врагом шахты, в которой наши при отступлении бросили кучу БК, четверых грузинов (они даже готовы ради этого попробовать штурмануть позиции врага). Так что, поняв, что враг закрепился там уже серьезно, сведений о трупах особых нет и непонятно чем этот маневр может закончится они отбывают восвояси из Города .
Еще в эти дни моего сна в Город, вроде бы (вроде бы, бо во сне как то не понятно был ли он на самом деле или нет), приезжает пиариться Верховный Главнокомандующий. И с этого момента Город окончательно приобретает статус очередного символа незламности и героичности, который надо будет держать до последней капли крови. Хотя с военной точки зрения его ценность достаточно сомнительна, — он находиться в низине и с контролируемых высот на востоке, враг просматривает его как на ладони.
Потом во сне к нам приезжают волонтеры. которые практически каждую. неделю обьезжают весь фронт. И из их рассказов становиться понятно что и интенсивность бои в Городе не есть чем то особенным, а просто к Городу сейчас приковано больше внимания (бо оказывается в одного их знакомого, воюющего значительно южнее не далее как вчера влетело 7 пуль и еще две получил броник, а значит там бои как их здесь идут практически в упор и за каждый дом), и бардака в других местах не меньше (еще один их знакомый, воюющий уже значительно северней сообщил что на днях больше 10 наших солдат попали в плен, бо их соседи при обстреле просто сбежали с позиций).
Ну а потом мы во сне едем с ними отдавать волонтерку в госпиталь, где и приключается самая отвратительная и символическая сцена из моего сна, когда после того, как девчушка-волонтерка, ростом метр пятьдесят с кепкой, которую тут все знают по прошлым поездкам, спускается в подвал и приводит с собой несколько вояк, которые начинают забирать заказанные ранее вещи я краем глаза замечаю какое то движение и суету и оборачиваясь вижу как какое то офицерское чучело, с зеленоватым от страха и одутловатым от беспрерывного пьянства лицом, выхватывает из кобуры пистолет, передергивает затвор и приставив его к голове худенького невысокого дядьки возраста далеко за 50-т в истерике шипит, — если кого то в следующий раз впустишь без моего разрешения пристрелю. И так же быстро, и слава богу этого всего не видит девчушка-волонтер убегает в подвал. И единственное желаник в этот момент возникающее во сне, снять с плеча автомат и прикладом бить по голове этого чучела пока мозги не начнут разлетаться вокруг. Но одновременно я понимаю, что ничего это не изменит, бо это общая постсовковая система взаимоотношений, командиров и подчиненных продолжающая повсеместно существовать в нашей армии.
И это на своем уровне понимают и солдаты в его подчинении. В их глазах читается явный стыд за своего командира и они молча продолжают выгружать волонтерку. Ну а потом, уже в конце, подходит и худенький дяденька в которого тыкали пистолетом с смешным позывным написанным на ремне автомата Шляпа. Выглядит он очень расстроенным и подавленным и просит у нас салфетки , что бы вытереть кровь , текущую из оцарапанной пистолетом раны за ухом.
Тем временем после визита Светлоликого и решения удерживать Город любой ценой он сам и его окрестности в моем сне стремительно наполняются техникой и новыми подразделениями. И по моим самым скромным сонным прикидкам их в небольшом Городе становиться уже больше полутора десятка из разных ведомств и родов войск. Из-за чего бардак только усиливается и уже до ходит до смешного, если бы не было так грустно. Бо в один из дней моего сна аэроразведка одного подразделения, через нашего пацана лихорадочно пытается узнать, кому бы передать данные о том что весь день из одного и того же места раз за разом работает БМП и Град, а через день во сне к нам заезжают другое подразделение с самодельной установкой Град и дронами-камикадзе, которым 3 дня никто не может выдать хоть какие то координаты цели (после чего я на личных контактах связываю их с подразделением из менее известного места чем теперь Город и они убывают). Кроме того к нам в расположение постоянно начинают по ошибке попадать бойцы из разных подразделений, плохо ориентирующихся в пространстве и времени, а в Городе появляется многоэтажка полностью забитая различными дронщиками и коптерщиками из нескольких разных отрядов, которые летают из одного места, одинаковыми беспилотниками, по одних и тех же маршрутах и охотятся за темы же целями одинаковыми дронами-убийцами. Хотя тут вполне было бы достаточно одного толкового отряда, а остальные могли бы принести гораздо больше пользы в других местах.
В итоге совсем недалеко от этого дома чуть ли не под носом у дронщиков в моем сне, вскоре враг выбивает наших из очередной позиции в зоне ответственности столичной терлбороны и несмотря на кучу нашей артиллерии, танков и прочей бронетехники в самом Городе и возле него и такого же множества подразделений различных спецназов и разведок в самом Городе, его не удается сразу накрыть и выбить и он закрепляется. Так что на следующий день тероборона с приданными им ранее деморализованными подразделениями самостоятельно пытается выбить уже закрепившегося и пристрелявшего своей артой подходы врага с этих позиций и за несколько часов боя теряет 20 человек убитыми и под сотню ранеными. На чем все и заканчивается, до следующей занятой врагом нашей позиции.
И что поразительно точно такая же ситуация, как я узнаю немного позже, приблизительно в те же дни, что и в нынешнем сне, случается и рядом с местом на юге, где я был осенью в прошлых своих снах о войне. Когда враг там сначала выбивает подразделения теробороны из 2 наших позиций, а потом спустя сутки, когда он уже хорошо закрепляется, уже командование той теробороны кидает своих людей без нормальной поддержки артиллерии и бронетехники на штурм. А артиллерия подключается в полную силу только тогда, когда у нас уже появляется несколько десятков убитых и пропавших без вести и под сотню раненых. И занятые позиции остаются за врагом.
Ну а практически в финале этого своего сна я получаю в месенжере сообщение (слава богу во сне у нас есть Старлинк) от еще одного знакомого, который с началом войны приехал из Германии и добровольно пошел в ЗСУ, что бы воевать с врагом. Но за это время, хотя он постоянно рвался на передок, кроме довольно рискованого сидения на границе с врагом, на настоящую войну так и не попал. Ну а сейчас их и вообще направили в соседнюю страну учиться и налаживать взаимодействие. И вот этот мотивированный, все время рвавшийся на передок чувак чуть ли не в панике пишет оттуда, что у них в подразделении ходят слухи, что их, похоже, скоро отправят в район моего сна, где царит ад и потери 1 к 9 не в нашу пользу (на одного убитого врага приходиться 9 наших — это он уточняет специально), хотя даже у меня во сне, где много бардака , потери между нами и врагом где то в районе 1 к 1 (так что отдельный привет из моего сна разным персонажам из реальности, типа Арестовича и наших помоечных СМИ, которые заврались настолько, что им уже практически никто не верит и наши вояки с легкостью ведутся на пропагандистский бред врага ). Бо и у нас в моем сне есть хорошие и грамотные командиры и боевые подразделения, а враг все таки вынужден штурмовать и несет при этом довольно большие потери.
И теперь мне во сне окончательно становиться ясна картина недавней нашумевшей сдачи соседнего населенного пункта, где до войны добывалась гигантское количество соли.
Который до последнего времени защищала одна из более-менее опытных бригад, прошедшая уже кучу боев как прошлой так и нынешней воен, Но после того как ее прилично потрепали и решили заменить, туда ввели две другие, одну из которых сформировали прямо этим летом из не обстрелянных и не опытных мобилизованных, с приблизительно такими же офицерами, которых потом непойми чему обучили за границей и которые уже до этого были деморализованы мнимыми потерями 1 к 9 и потом кинули под каток, достаточно грамотного, жестко дисциплинированного и хорошо знающего местность врага. Который быстро оценив ситуацию, смог обрезать часть коммуникации, что привело к еще большей панике и деморализации среди не готовых к таким действиям бойцов и часть подразделений просто кинула позиции, а часть попала в окружение из-за чего этот городок с большими потерями был сдан буквально за несколько дней. Что, похоже, стало полной неожиданностью, как для местного высокого начальства так и для Железного генерала, привыкших закрывать позиции бесконечными резервами и слабо разбирающихся в ньюансах морального и физического состояния своего войска. Бо если бы они разбирались, то этот городишко можно было спокойно удерживать еще как минимум месяцев два. Что потом в свою очередь, вместо признания ошибок, и спровоцировало позорнейшее непризнание ими в течении двух недель, вопреки видео с мест и даже словам прожженного патриота Бутусова,, что город давно захвачен врагом.
Ну а дальше я все таки наконец просыпаюсь. с полным ощущением дежавю. Бо точно такой же хаос, повторяющийся буквально до мелочей я видел во сне в начале войны под нашей Столицей. Там были И десяток разных подразделений в небольшом селе, и полное отсутствие координации, и дронщиков летающих по одним и тем же маршрутам и скидывающим информацию непонятно кому, кроме тех, кому она надо, и безумные планы атак, и пренебрежение людям, и малообученных и не обстрелянных бойцов. Но тогда это можно было обьяснить на неожиданное начало войны, на общую неразбериху и внезапность событий. Тем более и враг тогда был в еще худшем состоянии, — без нормальной координации и снабжения, с дебильным командовании и планированием и в гораздо меньшем числе. А вот спустя почти 11 месяцев войны, это обьяснить намного сложней.
Разве лишь тем, что пока мы надеялись на помощь Запада, верили в чудеса типа смерти Х-тина и развала страны-агрессора, успокаивали себя надеждами о победе в течении месяца-двух, а потом трех-четырех, по людоедски распоряжались мотивированными людскими резервами раза в 3-4 большими чем у врага, разворовывая одновременно помощь, рассказывали о тупости его генералов, враг постепенно учился на своих ошибках. И в результате, когда он насытил свои порядки, презрительно называемые нами, чмобиками, сократил линию фронта, начал понимать важность современных технологий и беречь своих опытных солдат (не от хорошей жизни, естественно) все наступления и победы вдруг резко закончились, а контрнаступления переносятся уже с зимы на весну (а потом, если ничего не изменится, перенесется на лето или осень) и зависят от поставок зарубежных танков и самолетов, которые, в тех количествах, которые обещаются и в те сроки, что прибудут, в принципе не могут изменить характер войны, бо пока их поставят выбьют те что у нас есть сейчас. А на участке фронта, где появилась сила, которая в отличии от нас, действует очень жестко, умело, организовано и мобильно, обладая при этом гораздо меньшим ресурсом, чем у стянутых сюда наши лучших, опытнейших и мотивированных подразделений с нескончаемых потоков резервов, мы шаг за шагом сдаем позиции, голимым и презираемым в реальности "зекам*, рассказывая сказки о суперподготовленных бойцах врага. Хотя, повторюсь, разница лишь в лучшей управляемости и координированости.
И в этом плане Город в моем сне, не являясь никаким стратегическим пунктом (с такими темпами наступления, как здесь, враг сможет дойти до границ даже области. в которой находится город лет через 50), является одновременно экзаменом на нашу обучаемость, адекватность и умение воевать в условиях, когда враг оказывается не глупее нас.
И еще моментом истины, после которого станет понятно, насколько к этому моменту деморализована наша армия и общество от несоответствием того, что происходит в моих снах и настоящей телевизионной реальности. Бо с точки зрения человеческих ресурсов мы тоже можем воевать с врагом еще лет 50 беспрерывно. Но в моих снах именно сейчас, и во многом именно благодаря ситуации вокруг Города, где во всей мере и красе проявляется многомесячная беспрерывная ложь и лицемерия властей, о быстрой победе, некомпетентность и необучаемость командования, беспорядок на передовой и лишние потери из-за скотского отношения к людям, происходит моральный перелом после которого набирать новых людей в армию станет все сложней и сложней, а общество все больше и больше будет отгораживается от войны ( и эти признаки уже начинают быть заметными).
И мы, если ничего не начнем срочно менять, рискуем (причем это, как всегда, произойдет довольно быстро и внезапно) повторить судьбу времен героев Крут. Имея при этом абсолютно все ресурсы и возможности, причем даже без никаких дополнительных танков, а за счет лучшей управляемости, организации и мотивации, что бы дать врагу отпор и победить его.
Что, в принципе, сейчас становиться, понятно большинству вменяемых людей, которые находятся на передке, особенно в районе Города из моего сна. Не зря даже, как по мне, излишне оптимистичный в начале войны Arty Green (советую читать и смотреть) от победных реляций в начале, сейчас перешел уже к поиску виновных, а Юрий Луценко чуть ли не криком кричит о критичности ситуации и о профессионализме войск врага.
И я в этом случае даже не буду излишне конкретизировать , что надо менять, чтобы изменить ситуацию и начать побеждать с соотношением потерь хотя бы 1к 4-5 в нашу пользу, без которой при прочих других условиях никакой окончательной победы над врагом не будет, бо у врага мобилизационный ресурс в 4 раза больше (хотя таких мыслей у меня полно). Бо для начала надо просто перестать лгать самим себе и научится жить в нормальных снах людей, а не в телевизионной реальности. Что очень давно и является наиболее сложным в нашей стране. Так что опять придется, похоже, надеяться на чудо и везение.
И кто то скажет, наверное, что и мои сны и мои предчувствия слишком мрачны и пессимистичны и что все у нас исправится, все у нас получится, и мы победим (в чем я почти не сомневаюсь даже несмотря на эти сны). На что я отвечу, что если я не прав, то это ничего не изменит, а если прав, особенно если подобные сны будут сниться не одному мне, то есть шанс на то, что что то будет меняется быстрее и потерь у нас будет меньше.

Ну и пару видео с местными жителями из приснившегося однажды города (снято коряво, Бо все время приходилось куда то спешить). И их мне все равно жальче больше всего. Бо если большинство из нас знали куда идут и зачем (по край ней мере я так надеюсь), то война пришла к ним без спросу.

Yury Pupyrin, фейсбук

Коментарі

коментарів

Дата публікації: 9-02-2023 12:48 | Кількість переглядів 62440 переглядів

Подiлитись посиланням:




Все про:

Читайте по темі

Закрити
Вам подобається Спротив? Приєднуйтеся до нас!

Facebook

Twitter

bigmir)net TOP 100 статистика Rambler's Top100